Disser.ru - сайт врачей-аспирантов


   Главная

   Форум

   Журнал

   Рассылки

   Библиотека

Поиск по сайту врачей-аспирантов:
 
 
Сайт врачей-аспирантов

Неотомизм - религиозная философия ХХ века.
Обучение в аспирантуре / Лекции по философии

Неотомизм - это одно из влиятельных направлений западно-европейской философии XX столетия. Эта философия восходит в своих основах к учению схоласта XIII века святого Фомы (Томаззо) Аквинского (от его имени и проистекает название данного (направления), а также существенно опирается на учения отцов церкви (IV - VI в.в.).

Начало неотомизма датируется появлением энциклики папы Льва XIII "Aesterni Patres" (Вечные отцы), которая была опубликована в 1789 году. В ней философия св. Фомы провозглашалась единственной философской доктриной, соответствующей основам вероучения католической церкви. С этого времени изучение философии св. Фомы Аквинского было введено в качестве обязательного во всех католических учебных заведениях, а также поощрялось и в некатолических университетах. С этого периода и начинается неотомизм - философское течение, пытающееся заново переосмыслить философское наследие св. Фомы, модернизировать его, приспособить к современности.

Главные центры неотомистской философии - римская Академия святого Фомы (основана в 1891 г.) и Лувенский университет в Бельгии, при котором в 1893 году был создан Высший институт философии. Позже возникли католические университеты в Париже, Милане, Мюнхене, Фрейбурге и ряде других европейских городов.

Наиболее значительные представители неотомизма: Ж. Маритен, Э. Жильсон (Франция), М. Грабман, К. Беймкер, И. Де Фриз, И. Лотц, К. Райнер, Г.Фальк (Германия), Д. Мерсье, Д. Нис, Л. Ноэль, М.Де Вульф (Бельгия), А. Джереми, Д. Капело (Италия) и др.

Так же, как и средневековый томизм, современный неотомизм не является единым и монолитным философским учением. Существует большое число школ и направлений внутри неотомизма, которые в большей или меньшей степени модернизируют, пересматривают учение Аквината, заимствуя при этом идеи других философских направлений (феноменология,
экзистенциальная философия, критический реализм и др.).

Наиболее ортодоксальной (близкой к средневековому томизму) является Римская школа. Наиболее влиятельное направление внутри неотомизма - это так называемый "экзистенциальный" томизм, наиболее значительные представители которого Жак Маритен и Этьен Жильсон.

Главная составляющая неотомистского учения - это онтология -философская теория бытия. Онтология классического неотомизма исходит из различия бытия "самого по себе" (esse) и "существующего" (ens) - т.е. всего того, что не есть само бытие, но лишь обладает бытием - то, чему присуще бытие. Это различие ведет к своеобразному дуализму бытия и сущего. Бытие - есть то, что существует само по себе или "из самого себя", тогда как сущее - есть лишь нечто, наделенное бытием или приобретшее бытие. Иными словами, различие между бытием и сущим есть различие между нетварным и тварным бытием, между богом и миром. Бог, таким образом - есть чистое бытие, или бытие как таковое. Бытие составляет сущность Бога: Бог есть тот, чья сущность
есть само бытие.

Напомним, что сущность (essencia) какой-либо вещи в классической философии - это ее идея, т.е. полная информация о данной вещи. Сущности вещи противопоставляется существование (exsistencia). Для вещей тварного мира сущность и существование
не совпадают - из наличия идеи вещи не вытекает с необходимостью, что данная вещь существует в действительности (например, существует идея динозавров, а сами динозавры не существуют). Для Бога же христианская теология постулирует тождество
сущности и существования - поскольку Бог существует не случайно, а с необходимостью.

Возможны, однако, две различные интерпретации формулы сущность равна существованию. В традиционной августинианской теологии в этой формуле акцент делается на сущности: сущность Бога такова, что из нее с необходимостью вытекает его существование. Иначе говоря, достаточно лишь образовать верную идею Бога, чтобы признать его существующим (на этом принципе, в частности, строится знаменитое доказательство бытия Бога Ансельма Кентерберийского). Существование Бога, таким образом, нуждается в особых доказательствах, его существование с этой точки зрения самоочевидно.

Святой Фома, а вслед за ним и неотомисты, переворачивает эту формулу (сущность=существованию) и делает акцент на существовании. 

Не из сущности Бога вытекает его существование, а, напротив, сущность Бога и есть существование как таковое. Таким образом, сущность здесь есть нечто производное от существования.

Именно эта идея примата существования над сущностью (которую св. Фома заимствовал из философии Аристотеля) и определяет наиболее существенные черты философии томизма и неотомизма.

В частности, из примата существования над сущностью следует невозможность априорных (доопытных) доказательств бытия Бога - бытие Бога невозможно вывести из той или иной идеи Бога. Такие доказательства объявляются нетомистами "ненаучными". Вместе с тем, неотомисты признают, что существование Бога несамоочевидно, и, таким образом,
требует доказательства.

Бели августинианская теология искала и находила Бога в глубинах человеческой души (Бог, согласно св. Августину, обнаруживает себя прямо и непосредственно в душе человека - это самораскрытие Бога в душе и есть содержание религиозного опыта), то томистская теология пытается обосновать существование Бога косвенным образом - исходя из анализа тварного мира.

Исследуя тварный мир, мы с необходимостью индуктивно восходим от него к его первопричине - Богу. Бог по отношению к миру выступает как первопричина (Творец), перводвигатель, эталон совершенства, цель, к которой устремлен мир в его развитии. Бог также, есть сила, правящая миром, благодаря которой мир являет нам свое совершенство и гармонию.

Тождество в Боге сущности и существования интерпретируется неотомистами как всеполнота божественного бытия. Поскольку Бог и есть бытие как таковое, он не есть какое-либо конкретное, определенное бытие. Он есть "все", то есть завершенное, полное бытие, в котором все помышленное уже осуществлено, существует в действительности.

Сущность же трактуется как "ограничение" бытия, то есть это не бытие как таковое, а "именно это", вполне конкретное, определенное, ограниченное бытие. На основе сущностей (аристотелевских "форм") создаются Богом все земные вещи, включая и человека. Следовательно, всякая вещь - есть ограниченное подобие Бога. Отсюда вытекает возможность познания Бога "по аналогии" с миром тварного бытия.

Философия, таким образом, не только может и должна доказывать существование Бога, но и, исследуя частичные подобия Бога в тварном мире, может также познавать отчасти и божественную сущность. Однако такое познание неизбежно ограничено - конечный ум человека не в состоянии охватить бесконечной полноты божественного бытия, поэтому метод положительного богопознания (по аналогии с тварным миром) должен быть дополнен методом отрицательного богословия. В последнем случае особо подчеркивается принципиальное отличие Бога и мира, невыразимость божественного в терминах человеческого языка, формах человеческого мышления. Мышление человека предназначено лишь для познания конечных вещей - вполне определенного бытия (сущности), но не способно постичь бытие как таковое - во всей его полноте.

Такова, в общих чертах, онтология неотомизма.

Наиболее интересная особенность современной католической философии - это устойчивый интерес к современной науке. Этим католицизм отличается от всех прочих христианских конфессий. Если с точки зрения теолога-неотомиста Бог может быть познан лишь через посредство его творений, то отсюда следует, что всякое научное знание о тварном мире может быть полезно и даже необходимо в деле богопознания.

Отсюда и проистекают постоянные попытки католических теологов использовать достижения современной науки для подтверждения основных положений католического вероучения.

Так, например, факт "расширяющейся Вселенной" приводит современных физиков и космологов к теории "Большого взрыва", согласно которой наша Вселенная возникла "из ничего" (из физического вакуума) около 15 миллиардов лет тому назад.

Эту теорию неотомисты рассматривают как научное подтверждение христианского догмата о сотворении Богом мира "из ничего" в некоторый отдаленный момент прошлого. Таким образом, и современная наука, и христианское вероучение говорят о том, что мир возник из "ничего", что он конечен во времени и пространстве.

Сам акт зарождения мира необъясним с точки зрения законов физики - нет такой физической силы, которая была бы способна породить такое событие, как "Большой взрыв". Таким образом, создание Вселенной выглядит как нечто сверхъестественное, как космическое "чудо".

Усматриваются и другие параллели между традиционной томистской картиной мира и современной наукой. Важное место в томистской онтологии играет заимствование у платоников учение о времени и вечности. Св. Фома мыслил время в духе Платона
как "подвижный образ Вечности". Соответственно, Вечность - рассматривается как "неподвижный прообраз времени" - то есть как чистая временная протяженность, лишенная становления, лишенная расчлененности на прошлое, настоящее и будущее.
Это как бы бесконечно растянутое в сторону прошлого и будущего настоящее - "остановившееся ныне" - как определял его св.Фома.

Но такого же рода "пространственноподобное", лишенное становления время мы находим в современной физике - а именно, в теории относительности. Поскольку согласно теории относительности пространственно-временной континуум невозможно однозначным образом разделить на временной и пространственный континуумы, - мы вынуждены здесь "мыслить" время как нечто подобное пространству - то есть как нечто уже ставшее, законченное, лишенное движения и становления. Иными словами, пространственно-временной континуум Эйнштейна-Минковского оказывается вполне аналогичным той самой Вечности, о которой писал Аквинат. Это обстоятельство и подчеркивается современными неотомистами.

Одной из главных и постоянных мишеней критики неотомистов является дарвиновская эволюционная теория. И эта критика, надо признать, весьма солидно научно аргументирована. Следует признать, что за все те сто сорок лет, которые прошли со времени первого издания "Происхождения видов", так и не удалось собрать достаточно научных данных, подтверждающих существование дарвиновского механизма эволюции. До сих пор не найдены те самые предсказанные Дарвином "переходные формы", которые могли бы связать существующие виды животных и растений между собой и тем самым показать, каким образом одни виды возникают из других. (А этих переходных форм, по теории Дарвина, должно существовать огромное множество - и, таким образом, они должны постоянно встречаться среди окаменелостей).

Результаты палеонтологических исследований показывают, что виды животных и растений хотя и возникли не одновременно, но тем не менее, каждый вид возникает как нечто уже законченное, полностью сформированное и далее практически не претерпевает каких-либо существенных изменений.

Весьма сомнительной в настоящее время представляется и концепция "животных предков" человека. Исследования показывают, что человек вполне современного вида сосуществовал почти со всеми его предполагаемыми "предками" и, таким образом, не мог от них "произойти". Эти "предки" оказываются либо вымершими породами обезьян, либо вымершими человеческими расами - они либо весьма существенным образом отличаются от человека, либо эти различия не превышают той разницы, которая существует между современными человеческими расами.

Потерпели также провал все попытки получить один вид животных или растений из другого вида посредством искусственного отбора и стимуляции мутагенеза. Мутации приводят лишь к рождению уродов. Они не способны создавать новый генетический
материал, необходимый для создания нового вида. Искусственный отбор (который послужил для Дарвина моделью естественного отбора) способен на практике лишь порождать породы внутри одного и того же вида, но никогда не выводят за рамки этого исходного вида, то есть не возникают такие вариации, которые бы не скрещивались с исходным видом и давали бы жизнеспособное потомство.

Невозможно с точки зрения естественного отбора объяснить механизм постепенного эволюционного происхождения таких сложных органов, как глаз или система эхолокации у летучих мышей, так как в "недоразвитом" состоянии эти органы нормально функционировать не могут и не могут дать организму каких-либо преимуществ в борьбе за существование.

Также нет никаких доказательств, что живое могло самопроизвольно, путем случайного комбинирования молекул, возникнуть из неживого. Исследования показывают, что клетка даже простейшего одноклеточного организма - столь сложная конструкция,
что возникнуть чисто случайно даже за миллиарды лет в самых благоприятных условиях она не могла. Более того, как показывают подсчеты, случайным образом не могут возникнуть даже отдельные белковые молекулы.

Так, белковая молекула, состоящая из 228 аминокислот 12 видов -может существовать в 10 в 300 степени различных модификациях, из которых только одна может служить в качестве строительного материала живого организма. Таким образом, вероятность случайного возникновения такой молекулы даже при самых благоприятных условиях составляет 1/10 в 300 степени. Отметим, что если вероятность меньше, чем 1/10 в 50 степени, то она считается практически нулевой.

Подводя итог этим исследованиям, Мак-Уильяме пишет в "Католической энциклопедии": "Нет и тени доказательства происхождения живого из неживого, как и животной жизни из растительной жизни, как и человеческого организма из низших животных. Стало быть, необходимо прийти к разумному выводу о воздействии Творца, по крайней мере, на каждой из этих ступеней" (цит. по Гараджа В.И. Неотомизм. Разум. Наука. М., 1969. С.209).

Литература

1) Жильсон Э. Избранное. Т.1. Введение в философию св. Фомы Аквинского. М.-СП6., 2000.
2) Гараджа В.И. Неотомизм. Разум. Наука. М., 1969.
3) Радаев Р. Критика неотомизма. М., 1975.
4) Желнов М.В. Критика гносеологии современного неотомизма. М., 1971.
5) Субботин Ю.К. Проблема ценности в неотомизме. М., 1980.
6) Долгов К.М. Диалектика и схоластика. М., 1983.

Автор лекции: Е.М. Иванов, кафедра философии и социальных наук Саратовского медицинского университета, 2004 г.
07.05.2005

© 2003-2014 Евгений Логвин, дизайн Константин Михальчук

Rambler's Top100